308

Хочу открыть гей-клуб в церкви!

— Антон Дмитриев

Меня очень удивляет, что в нашей светской стране с православной церковью не только ведутся переговоры и к ней прислушиваются, но и вообще считают весьма весомым элементом общества.


Года два назад, если не больше, я участвовал в демонстрации перед российским посольством в Киеве с требованием освободить Pussy Riot. Туда я пришел сам, без какой-либо ясной цели, просто знал, что так не должно быть. 

Церковь, особенно православная, - это пережиток древности и Средневековья, которому не место в ХХІ столетии. И, уж тем более, попы не должны определять развитие государства и влиять на светскую жизнь в каком бы то ни было качестве. 

Моя семья всегда была настроена скептически в отношении церкви, поэтому и мои собственные взаимосвязи с несуществующим для меня богом или чем-то таким были исключительно прагматичными: я не верил в высшие силы, они не верили в меня. 

Но меня всегда удивляло обилие искренне религиозных людей среди моих друзей и близких – слушайте, да вы на ЗD-принтере печатаете себе разные штуки, а дронами управляете не хуже (надеюсь), чем ЦРУ. Скажите, при чем здесь бог и церковь? Вот именно, их нет. 

Конечно, соглашаться с закомплексованным и забитым, неудовлетворенным жизнью циником Ницше нельзя – ведь если бог умер, по его словам, то он должен был существовать. А выдуманная субстанция не может исчезнуть в физическом измерении, ведь для этого ей нужно хотя бы быть. 

Так вот, вернемся к сегодняшнему дню. После событий с Pussy Riot и дичайшем разгуле православной церкви в России, мне, почему-то, казалось, что в Украине это должно вызвать отрицание, неприятие и отвращение к такой вере и такой религии. Однако, случилось в точности наоборот. 

Впрочем, к чести православных иерархов, учитывая раздробленность и частую несогласованность вопросов раздела имущества, денег и власти, греко-католические священники лучше справились с миссией возвращения паствы в лоно церкви Христовой, попутно отняв у этой паствы деньги на возможные пожертвования православным храмам. 

Теперь вот опять церковь притязает на конституционный порядок, а премьер-министр даже публично обещает православному патриарху не включать антидискриминационные статьи в конституцию. Мол, лучше делить граждан на разные сорта и потакать церкви в сегрегации, с чем она успешно справляется последние 1000 лет, чем провести сильные реформы. 

Запреты - это всегда плохо, свободное общество должно руководствоваться здравой логикой, а не многочисленными "нет", "нельзя", "запрещено", что было так распространено в "совке". Но в случае с ЛГБТ-сообществом и церковью необходимо внести в Конституцию Украины определенно два "запрещается":

1. Запрет на дискриминацию по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности;

2. Запрет на участие церкви в делах общества и государства.  

А как вам архи- или какой-то просто епископ Павел, руководитель Киево-Печерской лавры, обозвавший журналистов исчадиями ада и детьми дьявола потому, что они поинтересовались, откуда у просящего милостыню отца церкви новенький «мерседес»? я его понимаю, такой стресс: едешь себе с охраной, смотришь на шестом айфоне порно-паблики Вконтакте, выходишь весь такой размякший из новой машины, а тут какие-то антихристы подбегают и микрофон тебе прям в рот засовывают! Ужасно ведь, куда мир катится!

Увы, лицемерие уж давно стало приличием современного общества. Мы прощаем церкви то, за что изгоняем правительство, мы сквозь пальцы смотрим на моральное разложение церкви, молчаливо воспринимая ее пафосный диктат, как законодателя ценностей. и здесь нет различия между конфессиями – все религии по-своему ущербны и по-своему зарабатывают деньги на страхе, предрассудках и традициях. Просто некоторые в этом более преуспели, а кто-то продолжает жить одной ногой в ХІV веке.

Меня возмущает неприкосновенность имущества церкви, законодательное разрешение на открытие собственных учебных заведений и вообще обилие религии в нашей повседневной жизни. При этом всем производство церковной утвари и религиозных атрибуток является одной из отраслей, практически не подверженных никакому финансовому кризису – прибыли церквей стабильно высоки.

Священники должны отвечать по закону за каждое правонарушение - неприкосновенность монахов является атавизмом, а сутана не должна быть индульгенцией при нарушениях законов. Пока представители религий живут в государстве Украина, они должны жить по его законам. Если они не могут жить так, тюремные камеры радушно приютят заносчивых и высокомерных попов - в пенитенциарной системе остро не хватает собственных духовников и капелланов. Нужно помочь.

Мы должны раз и навсегда покончить со Средневековьем. Для этого необходимо отобрать у церкви имущество, запретить церковно-приходские школы и любое влияние церкви на образование и культуру. Конечно, нельзя действовать большевистскими методами, но неплохо использовать опыт той же Германии и Франции.

Пока религия будет господствующим мерилом морали в обществе, ни искусство, ни литература, ни наука не смогут занять должные им позиции. Да и само измерении морально-этических ценностей и отрицание права человека на свободу самовыражения только потому, что власть хочет позаигрывать с церковью, - это, простите, ничем не лучше Ивана Грозного.

Конечно, инфантилизму постсоветских обществ можно только позавидовать и критики всегда скажут, мол, если выбросить религию и действительно создать светское государство, люди потеряют опору и веру во все. Ну, естественно: то они в доброго батюшку-царя верили, то в милосердного бога – в себя украинцы и русские как-то верить никогда не могли.

Так вот, с этим нужно покончить. Как можно серьезно говорить о тех же изменениях в Конституцию Украины по уравниванию всех граждан и законодательному обеспечению этого, если рядом с тобой за этим же столом сидят апологеты преследований, педофилии и заработка денег на вере и страхе? Как можно серьезно обсуждать реформы в гуманитарной сфере, оглядываясь на позицию тех, чей голос в светских обществах должен быть совещательным, но никак не определяющим?

Вы знаете, в Берлине есть разрушенная во время войны францисканская церковь. Ее не стали отстраивать для религиозных нужд и там сейчас театр – прекрасный театр современного искусства в развалинах готической церкви.

А теперь представьте, какая бы дикая истерика поднялась в нашем обществе, если бы какой-то пускай даже детский театр решил ставить независимые милые спектакли в церкви, без священников, икон и атрибутов веры? Да многие наши сограждане мигом бы забыли о своем умилении детьми ради защиты своих страхов и предрассудков, и дети бы оказались на улице.

Ах да, ну, в последний момент их бы величественно спас своим величественным разрешением играть два раза в месяц какой-нибудь мандрит или епископ. А общество, и дети бы были благодарны лицемерной церкви, которая в очередной раз искусно надругалась над нормальностью и моралью.

Или вот, например, вопрос относительно религиозности и гомосексуальности, который был мельком затронут в первом и пока единственном выпуске журнала "Прайд". Тема абсолютно чуждая Украине, но вовсю обсуждаемая в Европе и США. Несколько моих друзей-геев в Нью-Йорке являются примерными католиками, а в той же Германии ведется дискуссия относительно восприятия западноевропейским исламом ЛГБТ сообщества. 

 

А я бы очень хотел открыть в недостроенной или разрушенной церкви гей-клуб. И только не нужно мне рассказывать, что христианство целомудрено - даже несколько римских пап публично просили извинения за педофилию. Естественно, растлевали священники далеко не девочек. Впрочем, учитывя консервативность мышления Восточной Европы, я бы все равно не рискнул такой клуб открыть здесь. Но сам факт.  

Рейтинг
5
Ваша оценка
Подписывайтесь
на наши аккаунты