8435

История гомосексуализма в России. П.И.Чайковский


Гомосексуальность Петра Ильича Чайковского (1840—1893), которую разделял его младший брат Модест, была «семейной». Училище правоведения, в котором учился композитор, славилось подобными традициями, его воспитанники имели шуточный гимн о том, что секс с товарищами гораздо приятнее, чем с женщинами.

История гомосексуализма в России. П.И.Чайковский

Даже скандальный случай, когда один старшеклассник летом поймал в Павловском парке младшего соученика, затащил его с помощью товарища в грот и изнасиловал, не нашел в Училище адекватной реакции. На добровольные сексуальные связи воспитанников тем более смотрели сквозь пальцы. Близкий друг, а позднее сожитель и любовник Чайковского поэт А. Н. Апухтин (1841—1893), равно известный за свои стихи и за свою невероятную тучность (по крайней мере еще один из любовников композитора превзошел Апухтина по дородности. У Чайковского, по-видимому, была склонность к толстякам), всю жизнь отличался этой склонностью и нисколько ее не стеснялся. Апухтинские стихи были положены на музыку несколькими композиторами, включая Чайковского, но, несмотря на их большую популярность в конце прошлого века, теперь онм кажутся сентиментальными и старомодными. В 1862 г. они вместе с Чайковским оказались замешаны в гомосексуальный скандал в ресторане «Шотан» и были, по выражению Модеста Чайковского, «обесславлены на весь город под названием бугров». После этого композитор стал осторожнее. Желая подавить свою «несчастную склонность» и связанные с нею слухи, Чайковский женился, но его брак, как и предвидели друзья композитора, закончился катастрофой, после чего он уже не пытался иметь физическую близость с женщиной. «Я знаю теперь по опыту, что значит мне переламывать себя и идти против своей натуры, какая бы она ни была». «Только теперь, особенно после истории с женитьбой, я наконец начинаю понимать, что ничего нет бесплоднее, как хотеть быть не тем, чем я есть по своей природе».

В отличие от Апухтина, Чайковский стеснялся своей гомосексуальности, и вообще о его интимной жизни известно мало (об этом позаботились родственники и цензура). Однако мнение, что он всю жизнь мучился этой проблемой и что гомосексуальность в конечном итоге довела его до самоубийства, не выдерживает критической проверки. При всех трудностях своей жизни, которые лишь отчасти были связаны с его сексуальностью, Петр Ильич был жизнерадостным и имеете с тем религиозным человеком, идея самоубийства была ему глубоко чужда.

Романтический миф о самоубийстве композитора по приговору суда чести его бывших соучеников за то, что он якобы соблазнил какого-то очень знатного мальчика, чуть ли не члена императорской семьи, дядя которого пожаловался царю, несостоятельна во всех своих элементах. Во-первых, исследователи не нашли подходящего мальчика. Во-вторых, если бы даже такой скандал возник, его бы непременно замяли, Чайковский был слишком знаменит и любим при дворе. В-третьих, кто-кто, а уж бывшие правоведы никак не могли быть судьями в подобном вопросе. В-четвертых, детально известные обстоятельства последних дней жизни Чайковского восстают против этой версии. В-пятых, сама она возникла сравнительно поздно и не в среде близких композитору людей. Как ни соблазнительно считать его очередной жертвой самодержавия и «мнений света», Чайковский все-таки умер от холеры.

В рассказах и пьесах Антона Павловича Чехова сексуальная проблематика подается откровенно, что позволило взломать лед викторианских запретов, игравших большую роль у его предшественников. Но Чехов вырос во времена, когда менее привычные формы сексуальности почти исчезли из социального поля зрения. Во всем литературном и эпистолярном наследии Чехова отсутствуют какие-либо намеки на гомосексуальность. Должно быть, он был в курсе близких отношений Анны Евреиновой и ее любовницы Марии Федоровой, поскольку в заключении своих писем Евреиновой он обычно посылал привет Федоровой. Однако имеется достоверная информация о том, что Чехов выражал крайнее недоумение по поводу того, как Алексей Апухтин, никогда не имевший отношений с женщинами, мог так убедительно писать стихи о любви и страсти.

Об амбивалентности русского характера как наследии душевной жизни первобытного человека, сохранившейся у русских лучше и в более доступном сознанию виде, чем у других народов, писал Фрейд, обнаруживший скрытую и оттого еще более мучительную бисексуальность у Достоевского. Весь смысл психоанализа своего русского пациента Панкеева («Из истории одного детского невроза») Фрейд видел в том, чтобы открыть ему его бессознательное влечение к мужчине. В "Неточке Незвановой" Достоевский изобразил лесбийский роман двух девушек-подростков, а в "Записках из мертвого дома" более завуалированно описал гомосексуализм среди каторжников.

В атмосфере реформ Александра II гомосексуализм стал более открытым как в жизни русского общества, так и в литературе. Знаменитостью в 1870-80 гг. во всем мире был исследователь и натуралист Николай Пржевальский (1839-1888). Написанная Дональдом Рэйфильдом биография Пржевальского свидетельствует о том, что в каждую его экспедицию включался компаньон-любовник в возрасте от 16 до 22 лет. Известность ученого была столь велика, что каждого нового любовника он мог представлять властям как незаменимого личного ассистента, необходимого в запланированной экспедиции.

Известной фигурой второй половины 19 века была Анна Евреинова - первая русская женщина, получившая ученую степень доктора права. Для получения этой степени ей пришлось поехать на учебу в Лейпциг, поскольку в то время в российские университеты женщины не допускались. Помимо карьеры в области права, Евреинова основала и была издателем "Северного вестника" - одного из самых изысканных литературных журналов 1880-х годов, который она выпускала совместно со своей любовницей-компаньонкой Марией Федоровой. Журнал Евреиновой был первым серьезным изданием, в котором появились наиболее известные повести Антона Павловича Чехова. Широкая либеральная направленность "Северного вестника" позволила ему оказать поддержку неопытным писателям нарождавшегося символистского движения.

К середине 90-х годов 19 века в русской интеллектуальной жизни новой реальностью стали отрицание как традиционной почтительности к царскому режиму, так и жестокого авторитаризма и пуританства, свойственных революционному движению ранее. Эта новая идеология обнаруживает себя в произведениях основателей русского символизма: Николая Минского (1855-1937), поэта и драматурга, интересовавшегося лесбийской суб - культурой, чья пьеса "Альма" (1900) (главная героиня которой - лесбиянка) до сих пор остается потрясяюще раскрепощенным исследованием подваленности женской сексуальной сферы в обществе с доминирующим мужским началом, прозаика и поэта Федора Сологуба (1863-1927) и прозаика, драматурга, критика Дмитрия Мережковского (1860-1941) - оба они в своих произведениях без осуждения писали об альтернативных формах сексуальности.

Теперь, благодаря Aperio Lux, ЛГБТ-портал можно читатьна iPhone и iPad

Подписывайтесь
на наши аккаунты