53

Понять и не бояться! (психоаналитический взгляд на гомофобию)


Сталкиваясь с проявлениями гомофобии в повседневной жизни, мы зачастую теряемся, не зная, как правильно себя вести в подобной ситуации.

Понять и не бояться! (психоаналитический взгляд на гомофобию)

Поэтому за разъяснением душевных и социальных конфликтов стоит обратиться к психоанализу. Наука, которая в самом основании своём хранит стремление к осознанию, проговариванию, открытию сокрытого, поможет нам понять причины панического страха мужчин перед однополой любовью и женственным парнем.

Адекватность

Сущность человеческого поведения хотя и уходит своими корнями в биологию, природу, но всё же проявляется и функционирует в созданной самим человеком культуре. Это и отличает нас от животных. Культурные феномены в свою очередь конвенциональны, то есть мы договариваемся, как понимать (что означает) то или иное действие, созданный объект или слово (так же как математики договорились под знаком корня понимать определённую операцию). Культура и есть агломерат знаков: пожатие руки означает дружеское приветствие, красный свет светофора – запрет движения, улыбка – расположение духа (а не злостный оскал, как посчитало бы животное). В этом море знаков и значений, которые надстраиваются над природой, у нас возникает одна проблема: что в сугубо человеческих поступках считать правильным, естественным, а что отклонением, если вся культура уже неестественна, ведь она создана человеком. Как определить психически здоровый поступок или отношение, если я не могу в своей оценке опереться на биологический закон типа “выживает сильнейший”?

Именно поэтому психологи и психоаналитики пользуются термином “адекватность”. Я буду считать поступок адекватным (adaequatis – приравненный), если он будет вполне соответствовать тем нормам, правилам, схемам поведения, которые приняты обществом в определённом месте и в определённое время. Причём сами эти схемы уже бессознательны, ведь мы не задумываемся о причинах и целях пожатия руки (хотя раньше это делали, чтобы показать оппоненту, что в руке нет оружия).

Теперь несколько примеров. Если моей сестре деловой партнёр скажет, что у неё красивые глаза, то я восприму это как комплимент. Это будет адекватно. Если же эта ситуация произошла бы на Кавказе в начале прошлого века, то адекватным со стороны брата, как это ни парадоксально для нас, будет зарезать обидчика, так как культура Кавказа расценивает такой “комплимент” как посягательство. Это дико для нас, но абсолютно нормально для горца. Этот пример показывает, насколько разными могут быть культурные нормы.

Теперь пример индивидуума в обществе. Если человек не испытывает горя в связи со смертью близкого человека – это неадекватно. И наоборот, если он начинает плакать и убиваться оттого, что наступил на гусеницу, – это тоже неадекватная реакция, а сам человек “ненормален”.

И, наконец, то, что касается нашей темы. Если мужчине становится неприятно при виде однополого поцелуя, если ему хочется отвернуться и уйти – это абсолютно нормально, адекватно. Если же человек начинает материть гомосексуала, лезть в драку, преследовать, подстрекать других, тратить своё время и силы на запрещение гей-сообществ – всё это адекватной (здоровой) реакцией назвать нельзя.

О чём говорит неадекватность? Да о том, что человек неравнодушен к феномену, с которым сталкивается и который вызывает подобную реакцию. Такое поведение свидетельствует о внутреннем психологическом конфликте, из-за которого и происходит в душе гомофоба бурный всплеск эмоций. Если же у человека значительных психологических проблем в этой области нет, то визуальное или словесное напоминание о гомосексуализме не будет отзываться в его душе страхом или ненавистью. Одним словом, чтобы почувствовать отвращение к чему-либо, я должен уже обладать этим внутри своей психической реальности, именно это внутреннее (отзываясь на внешнее) и будет вызывать контрсилы моей души, что и повлечёт неприятные ощущения.

Пол и бисексуальность

Теперь нужно разобраться, какой психологический конфликт беспокоит гомофоба. Рассмотрим одно возможное объяснение, так как их может быть несколько. Для этого вспомним два постулата психоанализа.

Первое. Пол – категория психическая, а не биологическая. Несмотря на то, что мы рождаемся мальчиками или девочками, необходимо ещё много работать над собой и многое пережить, чтобы стать мужчинами и женщинами, и не всегда влияние, оказанное на нас в детстве, помогает нам полноценно и легко сформировать собственную половую идентичность.

Второе. Человеческая природа бисексуальна. Человек рождается как с женскими, так и с мужскими психическими компонентами (биология это тоже отражает: соски – у мужчины, клитор – у женщины). Поэтому сформированный пол – это доминирование одной части над другой, это найденное и организованное мужское начало (если речь идёт о мальчике). И в любом случае женское в мужчине никогда не исчезнет. И слава Богу, ведь оно может найти гармоничное сочетание.

Как становятся мужчиной

Родительская помощь в детстве, как известно, сводится не только к кормлению и охране ребёнка, а воспитание подразумевает куда больше, чем обучение этикету и мышлению. Даже такая основополагающая категория, как пол, зависит от того, какой пример покажет родитель того же пола. Именно через идентификацию, то есть отождествление себя с отцом, закладываются первичные схемы поведения и мироощущения мужчины. Отец выступает как модель, пример, чьё поведение будет поглощено, усвоено психикой ребёнка. В раннем возрасте, наблюдая за отношениями между родителями, за теми естественными ролями, которые они исполняют по отношению друг к другу, ребёнок прокладывает путь к формированию своей сексуальности. И, кстати, к средствам её реализации, которые не переданы нам в готовом виде природой. Это одно из главных условий формирования поло-ролевой идентичности.

Если же отец отсутствует или занимает пассивную позицию в семье, у мальчика возникают дополнительные сложности, ему приходится искать другой образ для идентификации.

Итак, добытые после рождения культурные правила и законы родительского дома позволяют в дальнейшем получать радость и удовольствие от гетеросексуальных отношений. Культура влияет на природу не меньше, чем природа на культуру, тем более что природа не одаривает нас всем необходимым для психической полноценности сразу после рождения. Мужчины, а точнее сказать, мужское начало болеет за футбол, любит машины и оружие. Женское начало любуется цветами, стремится красиво выглядеть и хорошо пахнуть. Поступки, манеры, увлечения, антураж определяют пол, а не только первичные признаки. Их-то как раз недостаточно, чтобы доказать себе и окружающим свою половую принадлежность.

Гомофобия

Всю оставшуюся жизнь человек находится в поиске материальных и поведенческих атрибутов, которые продолжают оформлять половую принадлежность. Это касается как самых изысканных увлечений (например, занятие боевыми искусствами), так и самых примитивных протезов, привлечённых для поддержания неуверенного полового самоопределения. Например, чёрный джип служит многим не только средством передвижения, но и возможностью мужланского самоутверждения на дороге. Сила и отвага, которыми должен обладать сам водитель, хитро делегируются машине и лошадиной тяге. То же самое касается одежды в стиле “милитари” или покупки буль-терьера, который вообще часто является мобильным фаллическим символом, готовым растерзать обидчика. Страх окружающих перед собакой доставляет грандиозное удовольствие хозяину, подчёркивая его властную потенцию.

Неуверенность в собственной половой идентичности, которая влечёт навязчивую необходимость в такого рода компенсациях, говорит о том, что человеку не хватает развитой мужской структуры психики. Либо, наоборот, слишком сильно женское начало, которое конфликтует с мужским, в то время как мужская половина этому со страхом противится. Тут-то и кроется одна из причин гомофобии. Образ женственного юноши или воображаемая ситуация соблазнения мужчиной (“то есть меня принимают за женщину”) провоцируют (оживляют) женственную половину, которой тут же противится более сильная мужская часть, в результате чего гомофоб испытывает несдерживаемое отвращение или страх. Мы же говорим о фобии. Вышеописанный мужчина не может просто поморщиться и уйти. Внутренний конфликт и “зыбкость” пола вынудят его громогласно доказывать свою сексуальную принадлежность, и тем самым отрицать свою причастность к однополым отношениям. Он полезет в драку или развернёт антигеевскую кампанию. И всё это будет сделано не из рациональных соображений, а в бессознательном стремлении доказать себе и другим своё полноценное “мужское”. Его реакция будет свидетельствовать не о том, что он настоящий мужчина, а как раз наоборот, что здесь он не до конца состоялся. В то время как настоящему мужчине доказывать никому и ничего не нужно. Для этого случая, как это ни парадоксально, термин “гомофобия” не очень-то и подходит, так как мужчина боится не своего пола, а женщину в себе.

Учитывая вышесказанное, разумной реакцией гея на гомофобное поведение будет не ответная ненависть, а, скорее, жалость или, ещё лучше, стремление помочь мужчине с проблемами.

Страх перед женщиной

Страх перед женщиной и его формирование можно проследить не только в индивидуальном развитии, но и в истории всего человечества. Так, с давних времён женщина и яркие проявления её пола ограждались (прикрывались) строгими ритуалами и предписаниями. В период родов и некоторое время после них женщина жила по строгим правилам, её контакты с племенем были ограничены, отведено специальное место, где она должна была скрываться. После рождения ребёнка она должна была пройти очищение, а сами роды воспринимались как своеобразная болезнь. То же самое касалось менструации, во время которой женщина уединялась, а члены племени обходили её стороной. И наоборот, яркие мужские события, такие как охота, требовали исключить половые контакты. Все вышеперечисленные запреты производились с целью “обезопасить” мужчину: он боялся заразиться женственным, ослабленным, пассивным. Женщина для мужчины – ТАБУ. То есть объект, к которому испытываешь амбивалентные чувства: почтительное преклонение или даже восхищение и в то же время страх, ненависть. Это обусловливает сложность наших отношений.

Древние представления живут и сейчас, только остаются вне сознания, лишь иногда проявляясь в полную силу. Так, первая поллюция у подростка, которая свидетельствует, что он готов стать мужчиной, воспринимается многими юношами с отвращением и страхом: они видят в этом нечто от женской слабости, что-то схожее с пассивной менструацией.

Другой пример людей, в чьих поступках доминируют не интеллектуальные соображения, а аффективные реакции дикаря, – гомофобы. Они видят в гомосексуале мужчину, который заражён женщиной, как будто порабощён, захвачен ею. И чем сильнее проявляются представления древних, тем сильнее страх и тем абсурдней реакция: он хватается за копьё (резиновую дубинку), отмахивается амулетом (мобильным телефоном) или бежит звать сородичей.

Cherchez la femme

А ведь те же древние, мировосприятие которых мы вовсе не считаем недоразвитым, уже давно подсказали, как можно достичь гармонии в душе, раздираемой противоположными началами: женским и мужским, слабым и сильным, чёрным и белым, инь и ян. Основатель даосизма Лао Цзы говорил: “Хочешь стать мужчиной? Найди в себе женщину”.

Мужчине всё равно не убежать от женщины внутри него, она всё равно проявится и не в лучшем виде, вразрез с волей. И если вы хотите преодолеть свой страх перед женщиной, а не убегать от нее, тем самым растрачивая свою силу, тогда нужно найти её в себе. Не давить, не прятать, а принять, изучить, и тогда она усилит ваше мужское начало, научит по-мужски созерцать, переживать, обладать. Я вовсе не говорю о бабьей слабости, хныканье и болтовне. Я говорю об уступчивости самурая, о чуткости мастера боевых искусств, об изяществе тореадора.

Родион ТРОФИМЧЕНКО,

“Зеркало” № 4 (14) 2002

Теперь, благодаря Aperio Lux, ЛГБТ-портал можно читатьна iPhone и iPad

Подписывайтесь
на наши аккаунты