31

Подарок


Первый лучик утреннего солнца прокрался сквозь шторы и игриво прикоснулся к моему лицу. Начинался новый день, но я совершенно не помнил, кто я и где я...

Подарок

Сил не хватало даже на то, чтобы раскрыть глаза. Первым ощущением, достучавшимся в мой мозг, было то, что я лежу не один. Не без труда открыв один глаз, я повернул голову, пытаясь понять, кто лежит рядом. От удивления у меня перехватило дыхание...

Мальчик лет семнадцати. Голый. В моей постели.

Мысли волей-неволей начали проясняться. Я вспомнил, что вчера у меня был день рождения, собралась большая компания, мы напились, а потом мне подарили...

От ужаса я резко подскочил на кровати, что незамедлительно отозвалось взрывом разноцветных пятен у меня перед глазами.

Подарок. Рядом со мной лежал мой подарок.

От резкого движения мальчик проснулся. Он потянулся, сел рядом и, улыбнувшись, обнял меня за талию.

― Привет! Выспался? ― спросил “подарок”, и его губы с жадностью впились в мои.

Поцеловав меня, он вновь улыбнулся:

― Тебе понравилась эта ночь?

У меня внутри что-то оборвалось. Я абсолютно не помнил, что было этой ночью, и было ли что-то вообще. Судя по тому, как он меня поцеловал, ― было. Я растерялся окончательно и, сам не зная зачем, ответил “да”, за что заработал еще один поцелуй. От этого я протрезвел окончательно и смог наконец-то рассмотреть это “чудо” повнимательнее.

У моего “подарка” были большие темно-зеленые глаза, смуглая кожа, полные, очень чувственные губы, изящное лицо и длинные, ниже плеч, темные кудрявые волосы. Скользнув взглядом ниже, я увидел, что на его стройном, в меру накачанном теле, не было ни единого волоска. Вернувшись смущенным взглядом к его лицу, я увидел в глазах паренька странное сочетание необузданной страсти и преданности, граничащей с обожанием.

Немного помолчав, он спросил:

― Ты оставишь меня себе?

Я еще раз посмотрел на него. Красивый. Очень красивый. Но все это заходило слишком далеко. В конце концов, я был нормальным гетеросексуалом, у меня никогда не было друзей-геев и я никогда к этому не стремился... А тут вдруг совершенно незнакомый парень хочет, чтобы я его себе оставил.

Это было решительно невозможно. Мой взгляд соскользнул на часы, и я увидел, что минут через двадцать сюда придет моя девушка. Моя невеста.

Придав своему голосу всю возможную жесткость, я ответил: “Нет”. Ни слова не говоря, парень встал и, ничуть не стесняясь своей наготы, стал перед большим, в человеческий рост, зеркалом.

― Я тебе не нравлюсь? ― спросил он, глядя себе в глаза.

― Как тебя зовут?

― Дима. Ты не ответил на мой вопрос. Я тебе не нравлюсь?

― Я не “голубой”.

― А я и не знал...

― Кто тебя подарил?

― Тебе лучше знать, ― ответил Дима и начал собираться.

Я чувствовал, что должен что-то сказать, но слов не было.

У дверей Дима надел темные очки, чтобы скрыть макияж, и на прощание пожал мне руку.

Вскоре пришла моя невеста. Как только Маша переступила порог, по ее виду я понял, что будет скандал.

Она, как вкопанная, остановилась перед смятой постелью. Я подошел сзади, пытаясь обнять ее за плечи и одновременно придумать хоть какое-то оправдание, но этого не потребовалось. Она вырвалась из моих рук и закричала:

― Идиот! Придурок!!! Я подарила тебе мальчика для шутки! А ты его в спальню затащил, да еще и дверь закрыл на ключ! Чем вы тут занимались?!

Из ее глаз потекли слезы, и я взялся ее утешать. Скандал закончился, не успев начаться, но я был шокирован. Моя невеста подарила мне мальчика-проститутку и ждала, что это меня рассмешит... Я понял, что никогда уже наши отношения не будут прежними.

Следующие несколько недель я ходил сам не свой. Слишком много было недосказано между мной и Димой, и становилось все яснее, что я хочу увидеть его снова. За это время я ругался с Машей столько, сколько не ругался за предыдущие три года. Именно поэтому я и не решился спросить у нее, где она нашла Диму. Пришлось искать самому.

Я искал его везде. Начал с агентств, занимающихся знакомствами, затем были объявления, дискотеки, “стометровки”, гей-клубы... Все было напрасно. Его нигде не было. Иногда мне казалось, что я схожу с ума: я подходил к зеркалу и видел в нем Димкино отражение, я просыпался среди ночи, надеясь увидеть его рядом, а, выйдя на улицу, в шорохе листьев мне слышалось “Ты оставишь меня себе? Я тебе не нравлюсь? Не нравлюсь? Нравлюсь?”

Моя жизнь рушилась, но мне было все равно. Я потерял невесту, перестал общаться со своими друзьями ― мне было противно их видеть. С тайной надеждой бросался я к телефону, едва раздавался звонок, но надежда не оправдывалась, и со временем звонки раздавались все реже и реже, пока, наконец, не прекратились совсем.

Я находился на грани безумия, когда неожиданно ко мне зашел Андрей ― один из тех, кто был на моем дне рождения, ― и пригласил на вечеринку. Естественно, я отказался, как отказывался от всех приглашений, но Андрей не собирался уходить, а уселся напротив меня, словно чего-то ожидая. У меня не было желания говорить, но и молчать вдвоем было как-то глупо. Почувствовав мое нежелание начинать разговор, Андрей взял меня за руку и спросил:

― Это из-за него ты так мучаешься? Из-за того мальчика?

Я понял, что должен выговориться. Во мне были одни эмоции, я говорил бессвязными отрывками фраз, но мне становилось легче. Андрей только понимающе кивал, слушая мою исповедь, а потом сказал:

― Я знаю, где Дима.

Я не мог поверить своему счастью! Но с удивлением увидел, как Андрей стыдливо отвел взгляд, словно боясь посмотреть мне в глаза. Я сильно сжал его руку и спросил:

― В чем дело? Где Дима?

В ответ я услышал такое, о чем не мог и подумать, во что отказывался, просто боялся поверить.

Андрей рассказал, что произошло в тот злополучный день после того, как Маша в слезах ушла от меня. Она прямиком отправилась на квартиру, где обычно собиралась вся наша компания, и рассказала, что я променял ее на мальчика, выгнал из дома, унизил всеми мыслимыми и немыслимыми способами... А потом просто дала адрес Димы. Что было после ― нетрудно догадаться. Они дождались его ночью в его же подъезде, зверски избили, так что он два дня пролежал в больнице без сознания, и пригрозили, что если он не уедет из города ― его убьют.

Выйдя из больницы, он уехал.

Перед уходом Андрей написал мне адрес Димы ― не знаю, откуда он его взял, ― а на следующий день я уже ехал в другой город.

Дрожащей рукой нажимал на кнопку звонка. Казалось, сердце вот-вот выпрыгнет из груди от страха, что и эта безумная попытка отыскать Димку окончится неудачей...

Но дверь открылась, и вот... он, мой любимый Димка, тот, кого я так долго искал. Мы стояли, не в силах вымолвить ни слова, а потом просто обнялись. Для нас существовало только ЗДЕСЬ и только СЕЙЧАС. И у меня, и у него в глазах стояли слезы.

...Я переехал к Димке, оставив позади всю свою жизнь, о которой теперь вспоминаю, как о кошмарном сне. И когда каждую ночь мой любимый уводит меня в мир непередаваемых наслаждений, а я сжимаю в объятиях его прекрасное тело, я чувствую, что стал по-настоящему счастлив...

Israel

Опубликовано в журнале “Один з нас” №31

Теперь, благодаря Aperio Lux, ЛГБТ-портал можно читатьна iPhone и iPad

Подписывайтесь
на наши аккаунты