42

Закрытие 2-го ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о Бок» в Москве прошло холодным днем в теплой атмосфере.


В воскресенье, 21 апреля, погода москвичей решила не баловать, промозгглый холод был под стать серому небу. Но организаторов фестиваля - Таню и Гулю с города на Неве и Мэнни из туманного Альбиона - серым небом не испугаешь. Расстроить их могло бы только небольшое количество гостей, но, по счастью, такого не произошло – люди приходили, зрителей на всех кинопоказах и обсуждениях было много, и сейчас, уже по завершению кинофестиваля, можно с уверенностью сказать – финальный день удался на славу!

Закрытие 2-го ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о Бок» в Москве прошло холодным днем в теплой атмосфере.

Дизайн-пространство «Флакона» дало возможность познакомить зрителей заключительного дня кинофестиваля с удивительным проектом «В Россию с любовью»: на белых стенах были размещены плакаты с фото и интервью гомосексуальных пар из Германии. Они рассказывали историю своей любви, как познакомились, где встретились, как долго вместе живут, а также, что знают о нашей стране и что хотят пожелать российскому ЛГБТ-сообществу. Красивые люди, красивые истории, их жизни не похожи на сказку, есть и проблемы, неприятие тоже встречается, но они счастливы и свободны в своей любви, именно это в большинстве своём они желали геям, лесбиянкам, бисексуалам и трансгендерам в России: быть счастливыми.

ЛГБТ-активистка Татьяна Винниченко (слева)

Первый фильм в воскресенье также был фильм о счастье, о непростом счастье найти себя и потом быть собой. Документальный фильм «Теперь я женщина», снятый голландским режиссером Михилем ван Эрпом, рассказывает удивительные истории пяти пожилых женщин, живущих в разных странных, но родившихся в одном месте – в Касабланке. В этом городе они родились второй раз: хирург-гинеколог Жорж Бюру (Georges Burou) в 60-70 годы прошлого века помог всем этим женщинам, изначально родившимся в мужских телах, полностью воссоединиться с собой, делая революционные по тем временам операции по коррекции пола.

Сейчас героиням фильма по 70-80 лет, и каждая из них благодарна чудо-доктору за то, что он верил в них и взялся им помочь, он был в одном лице и хирургом, и психологом, и другом. Иногда от первого визита до операции проходило много времени, до нескольких лет. Так доктор Бюро отправлял некоторых пациенток хорошо подумать, прежде чем сделать шаг туда, откуда обратного пути нет. Но не всех: увидев первый раз британку Эйприл он удивленно воскликнул: «Зачем же ты хочешь стать мужчиной?», но поняв, что стоящая перед ним девушка хочет быть девушкой во всём, он только восхищенно вздохнул: «Ты совершенна!»

Что-то в жизни героинь получилось, что-то нет, не у всех складывалась личная жизнь, не всех приняли родственники и друзья, возможно, оглядываясь назад уже с вершины прожитых лет, что-то бы они и поменяли, но не это главное судьбоносное решение. Как говорит Эйприл, она каждое утро просыпается с частичкой той радости, которую впервые испытала в первый день после операции.

Фильм оставил после себя удивительно светлое чувство, что отмечали все участники дискуссии, начавшейся по окончанию просмотра. Для зрителей-трансгендеров было особенно важным то, что фильм развеивал один из самых печальных мифов, что после коррекции пола люди долго не живут, также отмечали, что режиссер смог объективно показать все проблемы, с которыми люди сталкиваются до и после операции. Если бы фильм снимался на основе российской действительности, то возможно, героини как о самом трудном на пути к новой жизни рассказывали бы о переоформлении документов. С этим столкнулись Вероника и её мама Марина Михайловна. Она приняла дочь и поддерживала её в каждом шаге, хотя из-за этого решения они были вынуждены прекратить отношения не только с некоторыми, как они думали, друзьями, но и ближайшими родственниками. Им повезло с врачами, внимательными и отзывчивыми, наиболее страшным в больнице было узнать, что все другие пациенты в палате пережили попытку суицида, и понять, что у кого-то эти попытки удались. Наши чиновники отзывчивостью не отличаются, и самый главный опыт, который вынесла из общения с ними Марина Михайловна - не нужно унижаться, ведь вы у них ничего не просите. Если у вас есть на руках все медицинские заключения о показаниях к коррекции пола, вы имеете полное право требовать от них простого выполнения их работы, а свое личное отношение они обязаны оставить при себе.

Для молодого человека Саши, верующего католика, большой поддержкой является то, что пастор, узнав о том, что Саша был рожден девушкой, никак не изменил своего отношения к нему. В общей сложности, на кинофестивале было три фильма, посвященных теме трансгендерности: «Сорванец» (хотя почему-то девушки из группы «Женсовет» упорно называют его фильмом, пропагандирующим «детский гомосексуализм»), короткометражка «Шарлотта» и документальный «Теперь я женщина», и, конечно, хотелось бы, чтобы таких фильмов появлялось больше. В силу замалчивания данного явления трансгендерность обросла огромным количеством мифов, что способствуют увеличению трансфобии и неприятию трансгендеров в целом в обществе, так и неприятию трангендерами самих себя, влекущие за собой самоубийства. Подросткам-трансгендерам так нужна информация, что выход есть, и жизнь может быть пусть и не сказочной, но всё же долгой и счастливой.

Следующий фильм «Без мужчин» от шведского режиссера Метте Аакхерхольм Гардель повествует о трех поколениях открытых лесбиянок. О тех, кто боролись за права лесбиянок и создавали их культурную идентичность, о тех, кому не близка эта идентичность, как и само слово «лесбиянка», хотя они регистрируют однополый брак, и о тех, кто отбросил любую идею сексуальной идентичности и просто живет. Режиссер затронула очень важную тему в фильме, чувства второй, не беременной, матери, ждущей ребенка в однополой семье, то, как это радостно ждать ребенка и как больно от того, что окружающие считают её никем этому ребенку.


Участники дискуссии о семьях: психолог Вячеслав Москвичев, ЛГБТ-активистки и мамы Марина Георгиева и  Алена Королева, правозащитница Анна Кирей

Дискуссия на тему «Разные семьи – равные права?» вращалась только вокруг вопроса детей в однополых семьях. И это не потому что другие права не интересуют российских гомосексуалов, конечно, хорошо бы получать страховку от компании на своего партнера (просто в России не все компании и сотрудникам-то страховки дают), замечательно иметь возможность взять вместе ипотеку на жилье, и быть уверенным, что то же жилье и другое имущество отойдут к партнеру без препон в случае твоей смерти. Но… смерть-то, когда она будет, а дети, вот они есть, родные и любимые, растут в гомосексуальных семьях, или в скором времени появятся. А говорят, что «их нет, взяться им неоткуда, а если вдруг дети есть, то несчастные, постоянно подвергаемые пропаганде, и неизвестно, в кого они вырастут, хотя как неизвестно – известно: в извращенцев, толерантных мутантов, в общем и целом, ненормальных и бесполезных обществу людей».

Пока ещё основным доводом для запрета однополых браков остается такой: гомосексуалы детей иметь не могут, хотя, что делать с бездетными гетеросексуальными парами тоже становится непонятно, то ли разводить принудительно, то ли ещё что. Но так как трудно отрицать очевидное, хотя и можно, на смену приходит новый аргумент: воспитание детей в однополых семьях вызывает много трудностей, дети сталкиваются с большим количеством проблем, когда растут в гомосексуальной семье. Если на первый довод – ответ, по сути, только один - это бред, то со вторым аргументом участники дискуссии согласны, только не в такой формулировке, а как предложил психолог Вячеслав Москвичев: «Может ли общество создать детям из гомосексуальных семей больше проблем, чем детям из гетеросексуальных семей?» Да, может. Тем, что не признает браки, которые в первую очередь защищают детей в случае смерти одного из родителей, или развода, ведь гомосексуалы тоже люди, и тоже, случается, расстаются. Тем, что считают родителей «ненормальными». Хороший совет дали мамы и активистки Алена и Марина: давать возможность ребенку общаться с другими детьми гомосексуальных пар, чтобы он понял, что он не один такой, кто растет в такой семье.

Обсуждение закончилось интересной историей девушки, которая рассказала, что саму её в детстве сверстники дразнили, потому что её отец был значительно старше мамы. В свою очередь, родители до 20 лет скрывали от неё, что у неё есть сестра, и она была поражена толерантности родителей-европейцев, которую она увидела, будучи на стажировке во Франции. 4-летний мальчик спросил маму, можно ли попробовать покрасить губы её помадой, мама засомневалась, сказав, что мальчика будут дразнить в детском саду, на что папа заметил - пусть попробует, вдруг он гей, так тут ничего не поделаешь, а нет – так попробует и перестанет, и мама согласилась. Вот такого уважения прав ребенка на самоопределение хотелось бы достичь и в российском обществе. Гомосексуалов в гомосексуальных семьях, как и везде, рождается не более 5-7%, но ни одна мама-лесбиянка или папа-гей не устроят истерику услышав от своего ребенка, что тот любит кого-то другого с ним пола, они просто порадуются, что он любит.

Закрывающим кинопоказом стала демонстрация фильма «Уик-энд» о встрече двух парней Рассела и Глена, эта встреча изменит их жизни и отношение к себе. Интересный фильм о настоящей любви, пусть и не со счастливым концом.

Церемонию закрытия начала травести-дива Мона Пепперони в образе Блонди, она поблагодарила гостей, партнеров и спонсоров фестиваля и пригласила организатора Татьяну Шманкевич объявить победителя конкурса зрительского голосования. Тремя финалистами стали фильм «Уик-энд», «Йосси» и «Теперь я женщина», с небольшим отрывом голосов победил последний фильм, и плюшевый «Бобик» отправится в Нидерланды.

Организаторы фестиваля пригласили на импровизированную сцену волонтеров, которые поделились впечатлениями от своего участия. Если коротко резюмировать: II фестиваль закончился, да здравствует III фестиваль! Команда для проведения 2-го международного правозащитного ЛГБТ-кинофестиваля «Бок о Бок» в Москве подобралась отличная, так что до встречи в 2014 году!
Но до этого момента есть возможность посетить московский специальные собыия, а тажке кинопоказы «Бок о Бок» в различных городах России. И, конечно, помните, что этой осенью в Санкт-Петербурге открывает двери 6-ой международный правозащитный ЛГБТ-кинофестиваль. Добро пожаловать!

Текст Зоя Матисова
Фотографии Юлия Малыгина, Виктор Звягин

Теперь, благодаря Aperio Lux, ЛГБТ-портал можно читатьна iPhone и iPad

Подписывайтесь
на наши аккаунты